«Обелиски - память Приморского сердца»: Герои военных и нынешних лет далекого села Фурманово. Спецрепортаж Ольги Катренко

От поворота Ольга-Находка — тридцать восемь километров до самой дальней деревеньки в Молдавановском поселении. За Фурманово — только тайга и Сихотэ-Алиньский хребет. Глушь. В нескольких километрах рубят еще строевой лес. И всё меньше народа остаётся там, уезжает молодёжь. Но те, кто продолжает жить, считают своим долгом поддерживать мемориалы в честь земляков, погибших на Великой войне.

Через всё маленькое село вначале едем на поля. Александр Макаров, по собственной инициативе, восстанавливает земледелие на три десятилетия уже молчащих пашнях бывшего совхоза «Прибрежный». Что за берега тут? По правую и левую руку — Аввакумовка. Одичавшая от вырубок горная река. Хотя и стараются редкие мужики-арендаторы, нам такой один известен пока в районе, восстанавливать тайгу, помогая при этом коренным народам. В Ольгинском, к примеру, компактно проживают тазы. Больше всего их в Михайловке. Но есть и удэгейцы, и гольды.

Проезжаем бурный поток по дороге на поля

Дважды бороздим речку туда и столько же в обратную сторону. Вьётся Аввакумовка и пока позволяет касаться колесами дна. Но на полях вода уже проблема. Третий год Макаров борется с циклонами и тайфунами. В одиночку, иногда принимая помощь друзей-соратников. В сельском хозяйстве профессионалом он не был. Зато всегда оставался крепким, настоящим мужиком, который сказал, значит сделал. Догадывался ведь, что тяжёлую ношу взваливает на горбушку. И пусть это звучит грубовато, зато честно:

«Зачем брался? Хочу! Вот и мучаюсь. Зачем брался… Это может каждый сказать, да?» 

600 гектаров осваивал, пядь за пядью. В первый, самый сухой год, приморская «Элита» дала ему невероятный соевый урожай. Он почти всё оставил на семена.

А вторым сезоном уже командовали тайфуны. Взошла соя, да не добрала своего.

И комбайны не смогли войти в переувлажнённые гряды. Без мелиорации процесс плохо складывается пока. Сейчас фурмановский фермер в ожидании тяжелой техники. Но когда еще найдёт средства на экскаватор, способный прорыть отводные каналы. И ведь попытал уже счастья с программами для начинающих фермеров. Обжёгся, говорит. Так и не понял, почему, чтобы получить деньги на развитие хозяйства, восстановление заброшенной пашни, ему на счетах надо иметь почти столько же, сколько просил. В общем, Макаров — реалист, и в город больше не обращается.

Александр Макаров, фермер с.Фурманово: «Там надо жить. А когда там жить? Надо жить здесь (показал на поля, на пашню). Денег нет, в лизинг брать. Сегодня взял, завтра отдавать. А чем отдавать? Нечем!».

Вот и не просит. Так, иногда, призадумается, не зря ли всё затеял. Но мыслей о том, чтобы бросить совсем, никогда у него не бывало. Такую-то роскошь — сопки, словно в тигриных шкурах. И небо, к которому в предгорьях Сихотэ-Алиня чувствуешь себя чуточку ближе. 75 лет назад, как раз в эти дни, с военного аэродрома, теперь Макаров аккуратно выкашивает там траву, отправились в свой последний полёт герои Великой Отечественной.

«Тогда с Японией воевали, в 45-м. Вот остались неизвестные. Вот собрались, скинулись, поправили памятник. Помним наших…».

Белый мрамор, солдатская каска. И надпись: «здесь похоронены старший сержант Гаврил Купранов и неизвестный воин». Погибли они еще до объявления Советским Союзом войны с Японией. Но в мае — июне 45-го, как раз и проходила переброска на дальневосточные рубежи крупных сил Красной Армии, шла мощная воздушная разведка. Фурмановцы приходят сюда не только в День Победы. Могилы бойцов навещают, как и последний приют родных. Над ними в дождь разворачивает свои лапы аянская ель. А около — тянутся к солнцу нежные первоцветы.

«Синью Иван и Чивалун Иван Иванович, они дошли до самого Берлина».     

Раиса Сыр у обелиска в Михайловке, втором селе, на пути из таёжной Ольгинской глубинки. Это центральная усадьба Молдавановского поселения. Потому и решили именно здесь установить памятную стелу с именами не только павших на войне. Но и тех, кто вернулся. Мужчины из малых коренных народов — приморские тазы, гольды, удэгейцы -  могли не воевать, оставаться дома. И уж точно оказались бы полезны в тылу охотники, рыбаки. Но предпочли уйти на фронт. И вовсе не легенда, что почти все они отличились, как изумительные снайперы, фашистская погибель.

Раиса Сыр, дочь и племянница участников Великой Отечественной войны, с. Михайловка: «Вот, Хишен Василий именно снайпер, разведчик. И попутно добывал мясо. Он очень хороший был стрелок, меткий. У нас же сопки видите какие, скалистые, гористые, в общем, непроходимые. А он был невысокого роста и очень юркий. И вот, где никто не решится спускаться со склона, он  раз, раз — и спустится. И как лазутчик, и попутно еще мясо добудет, в часть принесёт».

История у Раисы Дмитриевны — о каждом. Многие имена на этом обелиске — родные. Гольды, как мама. Тазы, как отец. И друзья-земляки: русские, украинцы, молдаване из окрестных сёл.

«Очень хорошие воспоминания о них. Они войну прошли и были  очень позитивные и добрые».   

Одна всё же особенная. О войне, да с улыбкой. Тазовский юноша — Володя Фунзан. Его как-то сразу взяли к военному начальству, назначили заведовать провиантом. И хотя приходилось и ему бывать в переделках, всегда с тоской провожал он уходящие на передовую части. И вот однажды приметил в шеренгах ольгинского земляка, паренька из села Пермское.

«И вот так идут, солдаты же идут. А он как его увидел, а по-русски плохо говорит: «БорисЮка, БорисЮка!». Тот думает, что такое, разворачивается. А дядя Володя ему — иди сюда! И, в общем, он его накормил… Это сам БорисЮк рассказывал».

Откуда у маленькой Михайловки средства на такой красивый памятник, спросите? Те же люди, арендатор, фермер, что помогают окрестным сёлам с дровами — Максим Овсянников, Александр Макаров. Глава поселения, Раиса Андрейцева, рассказывает, как начиналось всё. Небольшой камень с именами павших установили в прошлом году. И вот, что теперь получилось.

Раиса Андрейцева, глава Молдавановского сельского поселения: «Какое бы тяжёлое время не было у нас сейчас, всё-таки, в России живут меценаты. Такие, как и в царские времена. Чувствуют они. Я люблю свою Родину. И я очень благодарна этим людям, которые откликнулись, помогли. Этот памятник не только для нас, мы всё знаем, наше поколение. А молодёжь-то практически ничего не знает! А так они придут, фамилию своего деда прочтут, прадеда. Это же здорово! Человек будет знать, чувствовать гордость. Что мой дед воевал, кровь проливал. И жить надо как-то лучше что ли. Добрее быть друг к другу. Ради этого кровь проливали, я так считаю».

И над михайловским обелиском возвышается старое древо. Вечнозеленое. Хвоей и шишками усыпаны подходы. И мраморной крошкой, подарком еще одного неравнодушного, ольгинского. Лучшее место села. Такое, что мимо не пройти.

А значит не забыть земляков-героев.


Источник: «Вести: Приморье» [ www.vestiprim.ru ]
17:10
9
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...